?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Красиво о Свистке -1
skv_63
На создание этого поста меня вдохновил товарищ [info]cal-len и его пост http://cal-len.livejournal.com/92415.html
Свисток хороший самолет. И лучше всего про него написал самарский штурман Петр Кириченко.
На его книгу я наткнулся случайно, водя глазами по полкам, в надежде найти что-то про авиацию.
"Бегство из круга", тут что-то щелкнуло в голове, Круг (ведь слово круг авиаторы понимают по-своему).
Интуиция меня не подвела, это был сборник рассказов, и хотя рассказы имели посредственное отношение к авиации,
один рассказ меня поразил, очень душевно о любимом самолете......



Петр Кириченко

     Линия жизни

 

Удивительная и умная была "604"машина. Она знала в лицо всех летчиков 344 отряда, могла примоститься на короткой полосе, куда не решался слетать никто, находила в ночном небе Полярную звезду, слабосильную, неброскую, словно стертую множеством взглядов, легко переносила полеты в любом направлении, будь то север или юг, восток или запад, и все же...

Все же "604" была обычная машина, похожая на многие другие, но только старая четвертая из этого семейства, и голубые линии на клепаном фюзеляже потускнели и выгорели на солнце, стерлись от дождей. От долгой жизни на кромке крыльев появились царапины и вмятины, разболтались замки лючков и створок, передняя дверь прилегала неплотно и на высоте зловеще шипела, но взгляд стекол остался таким же веселым и слегка лукавым. Лукавство это появлялось оттого, что впереди, перед стеклом штурмана были установлены две тонкие, как иглы, штыревые антенны. Блестящие и какие-то задиристые.

"604" могла бы рассказать о крупном граде, который, вырывая из тела краску и куски металла, прошелся по ней наждаком, о черной густой ночи, когда звезды перемигиваются с огнями земли, в какое-то мгновение теряется горизонт не знаешь, где небо, где земля, и спасают только приборы; о солнце и о многом другом, что встречалось в ее жизни. Но говорить она не умела. И пролетая над облаками, то кучевыми, похожими на морских петушков белых и невесомых, то слоистыми, прилаженными к земле и размытыми ветрами, то плотными и синими от скуки, 604” приглядывалась к ним и с какой-то обреченностью запоминала, зная, что никогда ничего не выскажет. Но приглядывалась и запоминала. И ничуть не завидовала облакам, потому что их движение было во власти переменчивых ветров, топтались облака на месте, а она проносилась на хорошей скорости. "604" догадывалась, что они точке повидали немало, странствуя над землею неторопливо и бесцельно. И тогда ей хотелось стать в вираж и долго кружиться, и что-то похожее
на сожаление пронзало в
ce ее системы. Ей становилось
чуть-чуть грустно, как бывает грустно иногда, когда и при-
чины вроде бы нет, а все же что-то не так. В такие минуты
тело ее неприметно теряло упругость '604" старилась. Но
не могла же она кружиться в вираже, когда ежечасно перед
нею раскидывались новые виды: то горы, то море, то ров-
ная зеленая, сравнимая разве что с лучшими бетонными по-
лосами, тундра. "604" устремляла себя все дальше вперед,
и удлиненное тело ее, казалось, от напряжения звенело.

Летала "604" безрассудно и, можно сказать, даже слепо,
совсем не жалея себя. Рокотала двигателями в небесном
бездонном пространстве, а приземлялась только для того,
чтобы заполнить керосином баки. Керосин да прощальный
взмах рукой — все остальное ее и не трогало. Техник сто-
ял у левой плоскости и следил за запуском двигателей, а
потом вскидывал руку, как бы говоря: "Лети!.. чего там..."
И "604" выруливала на взлетную полосу... Всякий раз. пе-
ред тем как взлететь, она вспоминала вертолет, тяжелую
"восьмерку” и то, что машина эта, нескладная какая-то и
лопотавшая по-своему, уходила в небо прямо со стоянки.
604” завидовала этому, выводила двигатели на предельные
обороты и, коротко разбежавшись, взлетала. Ей казалось,
что она взмыла бы в небо без всяких разбегов, свечой — на
одном лишь восторге жизни. если бы... Если бы не стро-
гие инструкции. Поэтому и приходилось все же разбегать-
ся перед отрывом. Это она крепко помнила.

Однажды,  задумавшись о чем-то, с разгона воткнулась
в грозовое облако. Там ее подхватило бешеными потоками,
швырнуло вниз, швырнуло вверх, в стеклах потемнело. Оша-
лелая молния, носившаяся в облаке, быть может годами, и
не находившая ничего стоящего, ударила в эту темноту, уда-
рила так, что 604” потеряла всякое представление о про-
странстве. Последнее, что она помнила сыпались из гнезд
заклепки. Антенна, вытянутая струной над фюзеляжем,
вспыхнула белой линией и пропала, будто ее никогда и не
было, локатор испуганно замигал, но не сгорел, и это при-
вело "604" в чувство. Чуть левее курса мелькнула синь не-
ба, и она метнулась туда. Но в эту же секунду поняла, что ее
перекручивает вверх колесами. Воздушные потоки, будто догадавшись, что "604" вот-вот ускользнет от них, корежили
ее и швыряли. Машина пружинила всем телом, не поддава-
ясь. Крылья ее скрипели и выходили на предельные значе-
ния. Из последних сил, на одном лишь отчаянном страхе
она ударила плоскостью подлетевший снизу поток и выва-
лилась из облака. Дождь на прощание лизнул ее шерша-
вым языком, и "604", убрав глубокий крен, понеслась над ви-
ноградниками и садами. Она оглохла без антенны и затрав-
ленно осматривалась. Слева от нее густо синели горы, с их
рваных вершин скатывались грозы; справа в какой-то
въедливой дымке пенилось море. Узкой полосой отдели-
лись горы от моря, и там, где шумела мутная от дождей ре-
чка, просматривался бетон полосы. "604" заспешила к ней.

После посадки к машине пришли люди, они осматри-
вали ее, охаживали и сокрушались. Они нашли на фюзеля-
же десяток тонких укусов молнии, оплавленный, со следа-
ми копоти, металл, заменили сгоревшие блоки и антенну. На
то место, где молния прожгла насквозь, посадили новую, с
большой шляпкой заклейку. И отпустили летать. И "604", как
и прежде, носилась над землей, радуясь, что так просто ус-
троена ее жизнь: знай себе летай., за день она успевала по-
бывать в двух-трех городах и все их видела сверху. Сложные
чувства возникали у "604" при виде россыпи домов там
жили люди, это она знала, и все же казалось ей, что и она
была там когда-то, воспоминания были далекими и смутны-
ми, и, вглядываясь в города, "604" даже не верила, что она,
реактивная машина со стремительным и большим разма-
хом крыльев, могла уместиться на какой-нибудь улице...

Почти всякий город держал около себя речку, и к ним
"604" присматривалась на гладь воды можно было спла-
нировать в крайнем случае. Речки виражилии убегали ку-
да-то, и взгляд "604" убегал к зелени полей или лесов, по-
тому что только там мог быть бетон полосы. Отыскав
ero,
она пристраивалась к другим самолетам и легко планирова-
ла к земле. Двигатели не рокотали, как прежде а только унижено
униженнууууёуу
посвистывали и не давали тяги. "604", создавая
посадочный угол, устремляла себя верх, к небу, и снижал-
ась размеренно, почти не видя земли, а вид у нее был та-
кой, будто она и не думала садиться. Глаза ее все же коси-
ли к земле... Перед самым приземлением она зависала в

одном метре над бетоном, будто раздумывая, садиться ей
или же, взмыв движками, уйти на повторный заход. Но стой-
ко держала посадочный угол и все же теряла высоту. Меж-
ду колесами и плитами посадочной оставался тонкий, поч-
ти невидимый просвет. Несколько сантиметров.


Tags:


  • 1
Отличный рассказ! А "Третий закон Ньютона" поправкинский осилили?)))

10600 или....
Конечно, читал.

Я на всяк случАй, а то, мало ли!)))

  • 1